Для кого (для каких случаев): Сменили банковские реквизиты и деньги ушли неизвестно куда.

Сила документа: Постановление Арбитражного Суда Округа РФ.

Схема ситуации: «Любые изменения или дополнения к настоящему договору действительны лишь в том случае, если они составлены в письменной форме и подписаны обеими сторонами». Такое незамысловатое условие было записано в договоре одной Организации, которая занималась импортом сварочных материалов из Китая. Занималась она этим почти два года.

Но основная работа, естественно, строилась с помощью электронной почты. Заявки на поставку, подтверждения поставки, документы об оплате – всё это нормально гонялось по электронной почте между нашей Организацией и китайским поставщиком. В один грустный день, по прошествии двух лет плодотворного сотрудничества, с электронной почты китайского Продавца пришло письмо о смене банковских реквизитов. Раньше Организация всегда платила в китайский банк. В электронном письме Продавец требовал теперь проводить платежи на его новый расчётный счёт в банк Великобритании.

Организация насторожилась: ведь это же изменение условий договора! И Организация запросила у Продавца составление дополнительного соглашения к существующему договору. Продавец прислал дополнительное соглашение, так же со своего обычного электронного адреса. Поскольку на дополнительном соглашении стояла печать Продавца и подпись его директора, точно такие же, как и на других прежних документах, то у Организации не возникло сомнений в подлинности документов.

Организация подписала дополнительное соглашение, направила его по электронной почте Продавцу. Поскольку это был валютный контракт, то один экземпляр дополнительного соглашения Организация отправила и в свой Банк для внесения изменений в ведомость банковского контроля.

И работа продолжилась. Семью платежными поручениями в течение двух недель Организация перечислила по новым реквизитам Продавца 182 663,35 USD (долларов США). И вдруг от Продавца пришло сообщение, что очередная отгрузка не состоится, поскольку деньги из России, почему-то, перестали поступать. Нет денег – нет товара!

Организация всполошилась и отправила Продавцу копии платежек, сканы переписки из почты. Ответ Продавца был как гром среди ясного неба: приносим свои глубокие соболезнования, но то, что вы прислали – это сделано не нами! Мы таких сообщений со своей электронной почты не отправляли, счетов не меняли, никаких дополнительных соглашений не подписывали. И вообще – у нас всегда был и есть только один расчётный счёт в банке нашей замечательной Народной Республики.

Организация «схватилась за голову», потом взяла в руки ноги и, первым делом, отправила в свой Банк заявления об отзыве семи платежей. Но увы. Банк ответил, что поздно «пить боржоми». Все платежи исполнены Великобританским Банком-получателем и «жизнь невозможно повернуть назад».

Организация накатала претензию своему китайскому Продавцу. Но Продавец официально повторил то, что уже писал электронной почтой: единственный расчетный счет Продавца находится в Китае, изменения в банковские реквизиты не вносились, денежные средства по семи платежам в сумме 182 663,35 USD (долларов США) не были получены.

Что же делать? Что же делать? Надо найти «крайнего» и сделать его виноватым! А может это все Банк «косяков настрогал»? И с этой счастливой мыслью Организация пошла прямо в суд. И в суде Организация заявила, что её Банк должен внимательнее смотреть – кому деньги перечисляются. Как бороться с терроризмом и отмыванием денег, так банки к каждой запятой придираются! А тут не могли нормально сверить реквизиты! Нужно было Банку хоть проверить, что расчётный счёт принадлежит именно этому Продавцу, а не кому попало. Поэтому Банк, хочет-не-хочет, но должен возместить Организации те самые 182 663,35 USD (долларов США), которые скрылись в английских туманах.

По нашим Законам «списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента». А что у нас в платёжных поручениях от Организации написано? А написаны там «все необходимые реквизиты для перечисления денежных средств – наименование, ИНН, адрес номер счета плательщика, сумма платежа (цифрами и прописью), SWIFT-код, наименование банка получателя, страна банка получателя, номер счета, наименование, адрес получателя, уникальный номер контракта». Может быть в платёжных поручениях были какие-то неточности? Нет, «в названных документах отсутствовали какие-либо противоречия или недостоверные сведения, не позволяющие осуществить принятие их к исполнению».

Китайский Продавец в Банке не обслуживается, поэтому его идентификацию Банк проводить возможности не имеет. Банк мог бы запросить дополнительную информацию для идентификации расчётного счёта Продавца у Великобританского банка-получателя. Но это можно было бы сделать только в том случае, если бы между нашим Банком и Великобританским банком-получателем было заключено специальное соглашение об обмене такой информацией. Но такого соглашения не было – банков на свете много, со всеми соглашение не заключишь.

А по правилам Великобританского банка-получателя – для зачисления средств достаточно только номера расчетного счета. Не заморачиваются там некоторые банки дотошной идентификацией своих клиентов. Оно и понятно – деньги-то приходят, а не уходят, зачем тормозить приток денежных средств. Вот если бы они уходили, вот тут надо всех «идентифицировать» по максимуму.

Одним словом – отказали Организации все, кто мог, во всех её претензиях.

Выводы и Возможные проблемы: Тревожит то, что электронное взаимодействие даже с проверенным контрагентом может дать сбой. Мошеннические действия с доступом к электронной почте – дело техники. Возможно, видео-конференц-связь с контрагентом при каждой попытке изменить направление денежного потока даст большую гарантию и сохранности валюты, и отсутствия претензий со стороны банковского валютного контроля. Строка для поиска в КонсультантПлюс: «Смена банковских реквизитов по электронной почте».

Цена вопроса: 182 663,35 USD (долларов США).

Где посмотреть документы: КонсультантПлюс, Судебная Практика: ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 31.01.2020 N Ф02-6533/2019 ПО ДЕЛУ N А33-31916/2018