Для кого (для каких случаев): Нехорошо подводить партнёров.

Сила документа: Постановление Арбитражного Суда Округа РФ.

Схема ситуации: Завод обратился к Компании с предложением поучаствовать в конкурсе на право заключения государственного контракта для одной Атомной Электростанции (АЭС). Почему он сам в закупке не стал участвовать неизвестно, но как показало дальнейшее развитие событий – Завод сделал неглупый ход – подставил вместо себя в государственный контракт другое юридическое лицо.

На электронный адрес Компании Завод направил коммерческое предложение и свидетельство изготовителя, которым подтвердил, что в случае победы Компании в конкурсе готов отгрузить необходимое оборудование в ее адрес для дальнейшей поставки по государственному контракту.

Случилась переторжка (подача дополнительных ценовых предложений), участникам закупки предложили снизить цены. Завод пересмотрел свою документацию, снизил цену и снова предоставил свидетельство изготовителя, каковое было прикреплено к заявке Компании на участие в конкурсе.

В итоге Компания победила, направила подписанный со своей стороны договор Заводу, подписала государственный контракт с АЭС, предоставила банковскую гарантию.

Через некоторое время, не дождавшись от Завода подписанного договора, Компания все так же по электронной почте направила письмо, которым попросила ускорить процесс подписания и сообщить о степени готовности оборудования. Сроки поставки по государственному контракту начинали поджимать Компанию. Завод ответил, что возникли некоторые проблемы с закупкой комплектующих изделий, что в данный момент он готовит исковое заявление в арбитражный суд и обращение в УФАС…

В свою очередь Атомная Электростанция, не дождавшись от Компании поставки, обещанной государственным контрактом, расторгла этот контракт, получила выплату по банковской гарантии и взыскала неустойку с Компании. Вот такое бесславное окончание государственного контракта.

Оставшись не то чтобы ни с чем, а вовсе даже с минусом, Компания решила, что это ее не устраивает и обратилась в суд за взысканием с Завода ущерба в размере 2 544 595 рублей 48 копеек. Ущерб, по мнению Компании, сложился из платежа за предоставление гарантии, суммы банковской гарантии и уплаченной Заказчику неустойки. Компания также предъявила Заводу сумму упущенной выгоды в размере 7 900 000 рублей – именно столько Компания планировала «наварить» на поставке.

Оценив, засвидетельствованную нотариально, электронную переписку, суд пришел к выводу, что Заводом было допущено неоправданное и внезапное прекращение переговоров с Компанией о поставке оборудования согласно коммерческого предложения и свидетельства изготовителя.

Документооборот между спорщиками осуществлялся посредством электронной связи. Направление отсканированных копий писем, и договора по электронной почте, соответствует обычаям делового оборота и не противоречит гражданскому законодательству РФ.

Доводы Завода о направлении документов не на его официальный электронный адрес суд отклонил. То обстоятельство, что адрес электронной почты не является официальным, правового значения не имеет. Фактом устоявшегося документооборота по электронной почте выступает хронологическая последовательность получения писем и направления на них ответов. Указанным письмам Заводом присвоены номера исходящих документов, письма составлены на официальных бланках Завода, подписаны коммерческим либо генеральным директорами. Принадлежность адреса электронной почты иному лицу не исключает возможности его использования Заводом в своей деятельности. Полномочия подписантов, вопреки доводам Завода, явствовали из обстановки.

При проявлении необходимой степени заботливости и осмотрительности Завод, направляя письма о готовности изготовить оборудование в соответствии с требованиями открытого конкурса, принимая во внимание, что Компания признана победителем конкурса, заключенный Компанией государственного контракта с АЭС, должен был принять меры к проверке возможностей для изготовления оборудования, и в случае невозможности согласовать иные условия для исполнения своих гарантийных обязательств. Доказательства отсутствия вины в причинении убытков Заводом не представлены. Размер реального ущерба доказан.

Во взыскании упущенной выгоды суд отказал. Во-первых, сам по себе факт не заключения договора поставки не означает, что в случае его заключения, Компания получила бы прибыль в размере 7 900 000 руб. Коммерческое предложение – не договор, цены в нем ориентировочные. Кроме того, ответственность стороны, недобросовестно ведущей переговоры о заключении договора относится к случаям ограниченной ответственности. Пострадавшая сторона вправе рассчитывать лишь на компенсацию расходов, понесенных в связи с ведением переговоров, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом. Возмещение упущенной выгоды в связи с отказом от заключения договора, в отношении которого велись переговоры, не предусмотрено, указанная позиция отражена в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 06.06.2019 N 307-ЭС18-8839.

Выводы и Возможные проблемы: Порою, за слова, написанные в электронных письмах и не оформленные договором, все равно приходится отвечать. Внезапный выход из длительных и тщательно задокументированных переговоров может дорого обойтись. А тем, кто сильно зависит от поведения контрагентов, следует взять на вооружение способ фиксации переговорного процесса, чтобы с минусом в итоге не остаться. Строка для поиска в КонсультантПлюс: «Внезапное прекращение переговоров».

Цена вопроса: Более 10 миллионов рублей.

Где посмотреть документы: КонсультантПлюс, Судебная Практика: ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 20.01.2020 N Ф09-8415/19 ПО ДЕЛУ N А47-88/2019