Уменьшение налога на прибыль за счёт убытков присоединённой организации

Для кого (для каких случаев): Слили два предприятия и получили налоговую выгоду!

Сила документа: Постановление Арбитражного Суда Округа РФ.

Схема ситуации: Заинтересовалась налоговая инспекция работой предприятия «ХК»: «А чего это вы так мало налогов стране сдаёте? Работаете, вроде бы, хорошо, а налогов от вас как молока от козла?» Предприятие «ХК» честно призналось: «Да мы тут к себе дружественное предприятие присоединили. Оно называлось «КП». Так вот у этого «КП» ничего кроме больших убытков не было. Вот мы его убытки и покрывали. Поэтому и прибыль снизилась, ну и налог на прибыль соответственно».

Налоговая очень огорчилась: «Что-то тут не то! Уж не задумали ли вы незаконную налоговую выгоду поиметь от такого присоединения?! Надо разобраться». Стала налоговая инспекция разбираться и быстро всё выяснила: 1) присоединяемая организация «КП» не имела других значимых активов, кроме убытков; 2) убыток «КП» образовался в течение короткого периода времени (1 год 8 месяцев); 3) присоединение «КП» к «ХК» было лишено какой-либо деловой цели; 4) присоединяемая «КП» не имела ресурсов (материальных, трудовых, финансовых) для ведения деятельности.

Возможно кто-то спросит: «Куда же делись ресурсы и активы предприятия «КП»?» Возник такой вопрос и у налоговой инспекции. Вопрос возник, а ответ не заставил себя ждать. Распродало «КП» все свои активы. После чего, имея на руках лишь убытки, «КП» сменило дислокацию с далёких северных широт на Центральную Россию. Но что интересно! На месте «КП», на его производственном оборудовании, с его бывшими работниками было организовано новое предприятие. И это новое предприятие с самого начала работало с прибылью и работает так по сей день. А чего бы так самому «КП» не работать-то? Зачем нужно было такой огород городить? Всё сошлось! Парни точно решили «нагреть» бюджет родной страны. И налоговая инспекция «повесила» на предприятие «ХК» вновь рассчитанные налоги, пени по ним и штрафы за неуплату налогов – более 35 миллионов рублей.

Пришлось трудовому предприятию «ХК» разъяснять ситуацию в судах. И ситуация эта, по описанию «ХК», была совсем непростой. К моменту реорганизации, перевода в Центр России и присоединения к «ХК», предприятие «КП» основательно погрязло в долгах. Репутация «КП» болталась где-то на уровне «ниже плинтуса». Назревало банкротство. К тому же некие граждане сфабриковали какую-то мутную сделку с «КП» и размахивая долгом по этой сделке, пытались попросту завладеть всем имуществом «КП». Отбиваться от настойчивых «ухаживаний» этих граждан пришлось и с помощью судов, и обращениями в правоохранительные органы, и письмами в органы местной власти.

Но в целом всё шло к тому, что сначала от «КП» полетят «пух и перья», а потом останутся «рожки да ножки». Вот тогда, чтобы не потерять имущество «КП» и избежать рисков для репутации, владелец «КП» принял решение о реструктуризации. «КП» перевели в другой регион, имущество «КП» было передано другим компаниям группы, а на месте «КП» была создана новая компания – без долгов и прочих рисков. Новая компания обеспечила работой всех прежних работников «КП» и заработала, принося прибыль и налоги с неё. Кредиторы «КП» тоже не были брошены на произвол судьбы. «КП» была присоединена к прибыльной «ХК», входящую в эту же группу компаний. «ХК» приняла на себя долги, убытки «КП» и разобралась с ними в довольно короткое время. Долги были выплачены, а убытки уменьшили прибыль «ХК». Вот за это самое уменьшение прибыли налоговая инспекция и «поймала», и наказала «ХК». Хотя вся сумма убытка «КП» была подтверждена документально.

Была правда загвоздка с этими документами, подтверждающими убытки, оставшиеся от «КП». Не все сразу документы были переданы налоговой инспекции. Все документы, подтверждающие возникновение убытков у предприятия «КП», были представлены в суд, а не в налоговую инспекцию. Поэтому налоговая инспекция огорчённо заявляла, что из-за отсутствия этих документов и приняла решение взыскивать налоги, пени и штрафы. Вот дали бы все документы на проверку, может быть, всё сложилось иначе. Но предприятие «ХК» заявило, что все документы прикладывались к апелляционной жалобе в налоговую инспекцию. Значит инспекция была «в курсе дела».

Суд, ознакомившись с аргументами сторон, решил, что правда на стороне предприятия «ХК». Реорганизация была затеяна явно не только для того, чтобы на налогах деньги срубить. Мотивы реорганизации понятны. Результат – работающее новое предприятие на месте старого и погашенные долги старого предприятия. Поэтому суд решил: «Не было тут незаконной налоговой выгоды!»

Выводы и Возможные проблемы: Реструктуризация бизнеса – право и личное дело его владельца. Здесь главное – реальность и обоснованность проведения реструктуризации, со всеми вытекающими правовыми последствиями. И чтобы все первичные документы, как доказательство, были в наличии. Строка для поиска в КонсультантПлюс: «Уменьшение налога на прибыль за счёт убытков присоединённой организации».

Цена вопроса: Более 35 миллионов рублей.

Где посмотреть документы: КонсультантПлюс, Судебная Практика: ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 13.02.2019 N Ф01-7107/2018 ПО ДЕЛУ N А17-2486/2017

Гарантийное письмо

Для кого (для каких случаев): Получили Гарантийное письмо и ничего по нему не получили.

Сила документа: Постановление Арбитражного Суда Округа РФ.

Схема ситуации: Жили-были две фирмы. Сокращённо назовём одну «УСС», а вторую «АУ». Фирма «АУ» купила у фирмы «УСС» долг одной конторы. Долг тянул на почти 16 миллионов. То ли «УСС» сама не могла взыскать этот должок, то ли не досуг ей было, но продала «УСС» этот должок фирме «АУ». А вот у «АУ» дела с купленным долгом пошли лучше. Получила-таки «АУ» денежки с должника. Денежки «АУ» получила, а вот с фирмой «УСС» до конца за покупку долга не рассчиталась. Осталась «АУ» должна фирме «УСС» 7 с лишним миллионов рублей.

«УСС» подала на «АУ» в суд. Отдайте мол то, что не додали по договору покупки долга. Но фокус и загогулина всей ситуации были в том, что в договоре продажи долга была предусмотрена не денежная форма расчёта. «В соответствии с пунктом 2.2 договора обязательство цессионария (фирмы «АУ») по оплате стоимости права требования возникает после перехода права требования цессионарию (фирме «АУ») и подлежит прекращению путем зачета против требований цессионария (фирмы «АУ») к цеденту (фирме «УСС»). Зачет подлежит оформлению отдельным документом (заявление о зачете или акт зачета)».

Суд решил, что ситуация должна была выглядеть так: у фирмы «АУ» есть долг перед фирмой «УСС» — этот долг возник по договору покупки долга. Тут всё понятно. На момент заключения договора покупки долга у фирмы «УСС» тоже должен быть какой-то долг перед фирмой «АУ». И эти взаимные долги нужно просто зачесть. Но если с долгом «АУ» перед «УСС» всё было ясно, то где же долг «УСС» перед «АУ»? Его как-то не видно. Что зачитывать-то?

«Так вот же долг «УСС» перед нами!» — вскричала фирма «АУ» и подала встречный иск к «УСС». В оправдание долга «УСС» и своего встречного иска «АУ» вытащила на свет божий Гарантийное письмо от «УСС». В этом Гарантийном письме директор фирмы «УСС» клялся рассчитаться с фирмой «АУ» по долгам какой-то третьей фирмы перед «АУ». Короче, третья фирма задолжала фирме «АУ», а директор фирмы «УСС» гарантировал, что этот долг будет им оплачен, если что пойдёт не так у третьей фирмы с оплатой долга. Гарантийное письмо выглядело убедительно. В письме употреблялись убедительные «фразы и выражения «настоящим подтверждаю наличие неоспариваемых обязательств», «кроме того, мне известно о наличии долгового обязательства» и т.п. Далее, в письме подписант ссылается на то, что «обязуется прекратить долговые обязательства» способами, указанными в письме, в том числе, «предлагает» передать права требования в залог…и т.д.»

По мнению «АУ», Гарантийное письмо является договором поручительства. Ведь согласно разъяснениям пункта 1 Информационного письма ВАС РФ от 20.01.1998 N 28, «отметка о принятии поручительства, сделанная кредитором на письменном документе, составленном должником и поручителем, может свидетельствовать о соблюдении письменной формы сделки поручительства». И «АУ» представила в суд оригинал Гарантийного письма «УСС». На письме была отметка «АУ», подтверждающая её согласие, как кредитора, принять поручительство. Однако суд отмел довод «АУ» о том, что таким образом воля кредитора и поручителя выражена и зафиксирована в письменном виде. Потому что фирма «УСС» представила копию своего Гарантийного письма и на нём не было никаких отметок «АУ». Не смогла «АУ» представить суду и каких-либо доказательств направления акцептованного Гарантийного письма в адрес фирмы «УСС».

Суды решили, что Гарантийное письмо отражает намерения фирмы «УСС» когда-нибудь, в будущем прекратить долговые обязательства третьей фирмы перед «АУ» каким-то из способов, изложенных в письме. И всё! «Само по себе письмо, по мнению суда, вне зависимости от его названия, никаких гарантий по прекращению обязательств, не влечет, в связи с чем, такое письмо не может быть квалифицировано как сделка по прекращению обязательств либо гарантия об оплате по обязательствам, перечисленным в письме, либо «по обязательствам, возникшим в будущем» (цитата из письма). С учетом изложенного, письмо … по своей правовой природе не может являться ни отступным, ни переводом долга, ни независимой гарантией, ни поручительством, ни чем иным, что позволило бы сторонам, указанным в письме требовать оплаты от истца только на основании данного письма». Письмо – оно и есть письмо, не договор.

Кроме того, фирма «УСС» представила в суд письмо от «АУ», в котором предлагалось во исполнение Гарантийного письма заключить письменный договор поручительства, к письму прикреплялся проект договора. Данное обстоятельство окончательно убедило суд, что стороны договор поручительства не заключили, а только вели о нем переговоры, и Гарантийное письмо – всего лишь декларация о намерениях, а не обязательство, скрепленное подписями сторон.

Во встречном иске фирме «АУ» отказали, а вот долг перед «УСС» с неё взыскали.

Выводы и Возможные проблемы: Гарантийное письмо – это хорошо. Но гарантийное письмо – это не договор! И оплату по нему без заключённого договора можно и не получить. Гарантийное письмо приобретает силу договора поручительства только при соблюдении необходимых условий. Например, Кредитор должен доказать, что Гарант получил акцептованное письмо или доказать факт направления этого письма в адрес Гаранта. Строка для поиска в КонсультантПлюс: «Гарантийное письмо».

Цена вопроса: Более 7 миллионов рублей.

Где посмотреть документы: КонсультантПлюс, Судебная Практика: ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 23.04.2019 N Ф09-1426/19 ПО ДЕЛУ N А60-36068/2018