Неполучение субсидии

Для кого (для каких случаев): Не дали субсидию на покупку новой техники. Разночтение!

Сила документа: Постановление Арбитражного Суда Округа РФ.

Схема ситуации: Одна Экоферма вознамерилась получить субсидию на приобретение сельскохозяйственной техники в размере 2 000 000 рублей. Сумма приличная, хорошее подспорье со стороны государства. Государство наше доброе, но есть у него условие для получения субсидии – техника должна быть новой. Зачем же государству платить за всякое барахло?

А Экоферма – всегда пожалуйста – включила в договор купли-продажи условие о новизне и прикупила новый тракторёнок. Но государству, в лице республиканского министерства, «новый» трактор не понравился. Во-первых, в техпаспорте Экоферма была третьим по счёту владельцем трактора. Во-вторых, по тому же техпаспорту, трактор уже 9 месяцев эксплуатировался. В-третьих, его даже дооборудовали проблесковыми маячками. А что у нас говорит Министерство Сельского Хозяйства про новые машины? А говорит оно: «обязательная регистрация машин не производится до их реализации предприятиями-изготовителями или, когда они приняты для продажи организациями, учреждениями или гражданами-предпринимателями, осуществляющими торговлю на основании лицензий».

А тут два владельца было? Было! Два раза уже регистрировали? Регистрировали! Дооборудовали? Дооборудовали! Ну какая же это новая техника? Это уже техника «бывшая в употреблении» – БУ. Не будет вам Экоферма субсидий! Субсидии выдаются только на новую технику.

Экоферма обратилась в суд с требованием признать отказ в субсидии неправомерным, но судебной поддержки не снискала. Неприятность получилась – трактор за свои деньги куплен.

Сначала Экоферма пригорюнилась, но потом встрепенулась и снова пошла в суд, взыскать с Продавца убыток – неполученную субсидию – целых 2 000 000 рублей. Что же это ты, Продавец, меня обманул?! В договоре подписал, что техника новая, а она оказалась заезженной. Я через тебя деньги из своего кармана потратил. Я думал, что государство трактор оплатит, а пришлось мне за него платить.

Первая инстанция встала на сторону Экофермы. Суд пришел к выводу о ненадлежащем выполнении Продавцом условий договора продажи. Суд решил, что Продавец продал трактор, который ранее находился в эксплуатации. Из-за «старости» трактора Экоферма не получила субсидию на приобретенную сельхозтехнику. Пришлось платить из собственного кармана, а Экоферма хотела эти деньги для другого сэкономить. Налицо убытки (упущенная выгода).

Но вторая и третья судебные инстанции развернули дело на 180 градусов и полностью отказали Экоферме в её иске к Продавцу о взыскании убытков.

1) То, что Экоферма является третьим зарегистрированным в Гостехнадзоре владельцем, не говорит о том, что первые два владельца эксплуатировали трактор. Сначала техника была зарегистрирована на Дистрибьютора – это требование производителя. Затем техника была зарегистрирована на Продавца. Первым, кто эксплуатировал трактор (по сервисной книжке) была Экоферма. Сервисная книжка содержит информацию о техническом состоянии техники.

2) Наработка мото-часов произведена заводом-изготовителем при обкатке оборудования, о чем покупатель должен был знать на момент поставки. Ведь данные о фактической наработке фиксируются счетчиком мото-часов, установленном на тракторе.

3) Согласно акта сдачи-приемки, Продавцом выполнены работы по запуску трактора в поле, обучению оператора, настройке трактора. Всё это является техническим вводом в эксплуатацию, при этом каких-либо претензий к новизне техники не предъявлялось.

4) Продавец использовал трактор в качестве выставочного образца на выставке. Использование трактора в качестве демонстрационного образца на выставке эксплуатацией не является.

5) Экоферма получила сервисную книжку, в которой было чётко указано: Экоферма – первая организация эксплуатирующая трактор. На трактор Экоферме была выписана гарантия. 

6) Экоферма достаточно долго – в течение 22 месяцев (наверное, судилась с министерством о потерянной субсидии) каких-либо претензий к внешнему состоянию и качеству товара не предъявляло.

7) Финансовые последствия, связанные с неполучением субсидии, не могут квалифицироваться как убытки в виде упущенной выгоды (статья 15 Гражданского Кодекса РФ). Субсидии по смыслу положений Бюджетного Кодекса предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основе в целях возмещения затрат или недополученных доходов. Поэтому субсидии не являются результатом какой-либо экономической деятельности и не являются доходом по Гражданскому Кодексу. Стало быть, потеря субсидии – это не потеря дохода, и эта потеря – не убыток.

В итоге суд отказал Экоферме в возмещении убытков из-за неполучения субсидии. Экоферма пыталась шуметь: «Как же так? А решение суда, который признал правильным отказ в получении мною субсидии. Отказали-то из-за того, что трактор – старый!» На что суд ответил: «Вы в составе заявки на получение субсидии не представили документы о том, что трактор был демонстрационным образцом. На том и потерпели поражение».

Выводы и Возможные проблемы: Государственная поддержка есть, но реально получить ее непросто. Одна и та же техника с разных точек зрения может оказаться и новой, и бывшей в употреблении. И даже упущенную выгоду при таком разночтении не взыщешь! Будем внимательны при получении субсидий. Будем учиться на чужих ошибках. Строка для поиска в КонсультантПлюс: «Неполучение субсидии».

Цена вопроса: 2 000 000 рублей. Величина неполученной субсидии.

Где посмотреть документы: КонсультантПлюс, Судебная Практика: ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 07.02.2019 N Ф09-9513/18 ПО ДЕЛУ N А71-5595/2018

 

Влияет на состояние конкуренции

Для кого (для каких случаев): Написали в ФАС жалобу на конкурента.

Сила документа: Постановление Арбитражного Суда Округа РФ.

Схема ситуации: Куда правильнее всего жаловаться на конкурента? В Федеральную Антимонопольную Службу! ФАС всех найдёт и всех накажет. Конкуренция в сфере продажи табака и алкоголя несмотря на маркировку, акцизы, ЕГАИС и другие административные изыски, очень велика. А поскольку чужой кусок всегда кажется жирнее и слаще, одна торговая компания, назовём её «Жалобщик», пожаловалась на другую торговую компанию, назовем ее «Нарушитель». Жалоба была подана в Управление Антимонопольной службы. Суть жалобы проста – магазины Нарушителя, торгующие сигаретами, находятся от образовательных организаций на расстоянии ближе 100 метров!

Казалось бы, какая связь между угрозой здоровью школьников и нездоровой конкуренцией. Каким боком касается Антимонопольная Служба школ? По мнению Жалобщика – связь тут прямая и прочная! Нарушение запретов и ограничений, наложенных законодательством влечет для Нарушителя получение необоснованного экономического эффекта, денежной выгоды, которую не получит иной субъект аналогичного вида деятельности (конкурент), таких нарушений закона не допускающий.

Проще говоря, эх дали бы и нам рядом со школами сигаретами торговать, уж мы бы показали рекорды продаж! Но нам не дают, из-за этого мы в неравных экономических условиях и показатели продаж у нас хуже. Надо или всем разрешить у забора школы сигареты продавать или всем запретить это делать. А то им можно, а нам нельзя! К жалобе были аккуратно приложены чеки на табак из магазина Нарушителя на сумму 4 060 рублей 46 копеек.

УФАС этой мыслью прониклось и выдало Нарушителю предупреждение, состоящее из двух пунктов: 1) Прекратить продажу табачной продукции по определенным адресам; 2) Устранить последствия признаков нарушения антимонопольного законодательства путем перечисления в федеральный бюджет дохода в размере 4 060 рублей 46 копеек. Как бы конфисковать доказанный несправедливый доход в казну.

Нарушитель побежал в суд – жаловаться на предупреждение УФАС. Суд первой инстанции, рассматривая жалобу Нарушителя по вынесенному предупреждению, принял сторону УФАС и полностью в иске отказал. Правильно, мол, УФАС наказал тебя, Нарушитель!

Апелляционный суд согласился, что нарушение антимонопольного законодательства налицо – есть неправильное преимущество от продажи сигарет школьникам. Однако, апелляционная инстанция признала недействительным пункт 2 предупреждения не стала взыскивать в казну с Нарушителя деньги по приложенным чекам. Да! Предупреждение можно вынести на основании лишь признаков нарушения нормативных актов. Это УФАС сделал и был прав. Но! Применение материальной формы принудительного воздействия и определение ее размера возможно лишь при наличии достоверных доказательств факта нарушения, а не его признаков. А доказательства жидкие. По таким доказательствам деньги в казну взыскивать нельзя.

Суд третьей инстанции счел недействительным и первый пункт предупреждения. Иск Нарушителя был полностью удовлетворён. По мнению суда, Управление не доказало, что торговля табачными изделиями на расстоянии менее чем сто метров от образовательного учреждения имеет признаки нарушения именно законодательства о конкуренции. В тексте предупреждения от УФАС как-то слабо расписаны доводы и выводы о том, что имело место нарушение честной конкуренции.

Не всё в порядке и с определением расстояния от магазинов с табаком до школ. В деле не оказалось лицензий на образовательную деятельность этих школ. Подлинники чеков так же не были представлены суду. Охрана здоровья от табака не относится к компетенции ФАС. Этим делом занимается Роспотребнадзор, который проверял магазины Нарушителя и нарушений не нашёл.

В итоге суд сделал выводы. Некомпетентный в данном вопросе орган (УФАС) выносит непонятное решение. Без внятных доказательств. Такое решение не может быть правильным. Решение отменить!

Выводы и Возможные проблемы: Конкуренты не дремлют! В борьбе за рынок сбыта придумываются всё новые и новые средства. А ведь всё в этом деле могло сложиться иначе. Тогда за нарушение законодательства о здоровье магазинам пришлось бы заплатить в бюджет как за нарушение антимонопольного закона. Ради такого дела конкуренты и чеков бы побольше насобирали… Строка для поиска в КонсультантПлюс: «Влияет на состояние конкуренции».

Цена вопроса: 4 060 рублей 46 копеек. Но главное – это попытка остановить работу магазинов.

Где посмотреть документы: КонсультантПлюс, Судебная Практика: ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 08.02.2019 N Ф09-8751/18 ПО ДЕЛУ N А50-13890/2018